20 июля 2007 года — Рекордная жара в Тараклии

2007-й год в Молдове выдался очень жарким — такое случается раз примерно в пять лет. Перед этим жаркими были 2000-й и 2003-й года, после этого был 2012-й, который также считается очень жарким, и 2017-й.

Географическое расположение Молдовы таково, что она, хоть и не располагает обширной площадью, тем не менее, тянется с севера на юг примерно на 500 километров. И это чувствуется в смысле температур. На климат севера Молдовы влияют процессы, происходящие в Карпатских горах — там ощутимо прохладнее, чем на юге.

Южная часть Молдовы — это Буджакская степь, это засушливые места, это уже совершенно другая флора и фауна. А еще это жара — именно на юге Молдовы был зафиксирован температурный рекорд в истории всей республики.

Ровно шестнадцать лет тому назад, 20 июля 2007 года, в Тараклийском районе Гидрометеослужбой Молдовы была зафиксирована рекордная в истории измерений жара — столбики термометров показывали в тени 42,4 градуса выше нуля.

В мире самым жарким местом на планете считается Фернес-Крик в калифорнийской «Долине смерти», 10 июля 1913 года там зафиксировали 56,7 градусов выше нуля. Рекорд для Европы составляет +48 в греческих Афинах 10 июля 1977 года.

В мире:

1917 — на острове Корфу была подписана декларация, которая считается началом создания Югославии, ее образующим документом. Она предусматривала создание нового государства на землях, ранее принадлежавших Австро-Венгерской и Османской Империям.

Соглашение между сербским премьером Николой Пашичем и лидерами Югославянского комитета (словенцы и хорваты, которые сделали ставку на победу Антанты в первой мировой войне и занимались политической деятельностью в границах Сербии, в эмиграции) во главе с председателем Анте Трумбичем (хорватом) стало компромиссом, который был необходим южным славянам в условиях прекращения поддержки со стороны Российской империи, погружавшейся в хаос революции.

Сербы оставались наедине со всеми своими привычными врагами, без поддержки России, и в этих условиях им пришлось отказаться от амбиций «Великой Сербии» и согласиться на федеративное устройство будущего государства, которое должно было включать в себя все югославянские земли Австро-Венгрии, Сербии и Черногории после окончания первой мировой войны.

В выигрыше от такого расклада оставались все — сербы, уже имевшие к тому моменту независимость, расширяли свои территории и сферу влияния, пусть и путем федерализации, хорваты и словенцы получали возможность на относительную независимость в новом будущем государственном образовании — большую, чем при былой австро-венгерской власти.

И лишь черногорский король Никола I Петрович, последний из династии Ньегушей, оставался в проигрыше, без своего королевства. Но его мнение особо никого не интересовало, потому что он отбыл в эмиграцию еще в начале первой мировой войны и был лишен возможности реально влиять на процессы.

В конце ноября 1918 года Черногория также вошла в состав Югославии путем бескровного принуждения — сербы попросту захватили ее и установили свое, подконтрольное правительство, которое организовало новые парламентские выборы, получив нужный результат.

Но такая же картина наблюдалась в тот момент везде в Восточной Европе, где рухнули сразу четыре граничивших империи, и на их осколках возникали новые государства, каждое из которых пыталось урвать себе как можно больше.

Подписывайся на телеграм-канал — https://t.me/almanah_md