29 сентября 1964 года — Рецидивисты из Чадыр-Лунги угнали Ан-2, но потерпели жестокую неудачу

В советские времена информацию об угонах самолетов гражданами СССР власти, скажем так, стремились не публиковать. Нельзя было, чтобы строй и моральный облик страны понес имиджевые потери. Посему понять достоверно, когда именно в СССР случился первый угон самолета, достаточно трудно — по некоторым сведениям, это совершили литовские террористы Пранас Бразинкас вместе со своим сыном в 1970-м году.

Но следует подчеркнуть — их угон Ан-24 в Турцию был первым примером успешно осуществленного угона (впрочем, судьба позже наказала их самым страшным образом — в 2002-м году, уже в США, куда они так рвались, сын застрелил своего отца во время семейной ссоры), а неудачные попытки имели место и ранее. В частности, огласку получил случай, который имел место 29 сентября 1964 года в небе над Молдавской ССР.

В тот день в небо по маршруту Кишинев — Чадыр-Лунга — Измаил поднялся Ан-2, которым управляла пара пилотов в лице Анатолия Шевелева и Владимира Байдецкого. До Чадыр-Лунги все проходило в штатном режиме, а вот там на борт сели еще двое пассажиров — Георгий Караджи и его закадычный приятель Гудумак. Оба находились в розыске за свои криминальные дела, а посему решили скрыться из СССР в направлении Турции, достаточно резонно полагая, что оттуда их обратно не выдадут (на это же рассчитывали шестью годами позже и литовцы — и не зря).

Ан-2

Когда самолет снова поднялся в воздух и взял курс на Измаил, подозрительные пассажиры раскрыли свои намерения — усадив всех остальных обитателей салона на пол самолета и взяв все под свой контроль, они без проблем попали в кабину пилотов — тогда еще не было ни бронированных дверей, ни даже замков. Караджи велел пилотам держать курс на Турцию, невзирая на возражения, связанные с количеством топлива на борту.

Но долго спорить с вооруженными как холодным, так и огнестрельным оружием террористами, пилоты не могли, потому решились на хитрость. Управлявший самолетом Шевелев постепенно, по очень широкому радиусу, начал поворачивать самолет в сторону Кишинева. Бандиты сперва не заподозрили ничего необычного, но когда вместо Черного моря увидели Кишинев и его телевизионную башню, пришли в ярость.

Понимая, что план сорвался и в Турцию им уже никак не попасть, захватчики пошли на крайности, открыв огонь по пилотам и принявшись кромсать несчастных ножами. Каким-то чудом Шевелеву и Байдецкому удалось относительно мягко посадить самолет в виноградниках под Кишиневом, и даже при этом остаться в живых.

Статья об угоне в тогдашней советской прессе

Караджи и Гудумак бежали в разные стороны, причем по дороге Караджи застрелил и сторожа виноградника, который посчитал, что нужна помощь пострадавшим в авиакатастрофе, после чего успел добраться до Кишинева и на несколько дней даже притаился на квартире у своей любовницы в районе нынешнего ЖД-вокзала.

Гудумак, который в этой истории явно был ведомым, оставшись без вожака, быстро сдался милиции — уже на следующий день, 30 сентября, его арестовали в Бендерах. А вот Караджи, к сожалению, еще успел пополнить скорбный список своих жертв. Через несколько дней сотрудники угрозыска вычислили его «штаб-квартиру», приняв решение брать ее штурмом. Перед этим преступнику было предложено сдаться.

Он в ответ предложил переговоры, пригласив на них начальника уголовного розыска Андрея Баженова и командира группы захвата Льва Спектора. Времена были такие, что они поверили в честность намерений преступника. Но тот встретил Спектора и Баженова пулями, застрелил обоих, после чего пустил пулю и себе в лоб.

Шевелев и Байдецкий

Однако есть в этой истории положительные исходы — удалось спасти пилотов, позже они были награждены орденами и получили от государства квартиры по соседству. Ну а в честь убитых милиционеров в Кишиневе были названы улицы, но когда пришла «независимость», эти улицы были переименованы на «правильный манер». Ну а этот диковатый случай стал предвестником периода, когда попытки угонов самолетов будут происходить уже чаще — начиная с 70-х годов.

В мире:

1650 — английский писатель Генри Робинсон (1604 — 1664) открыл в Лондоне то, что англичане называют первым брачным агентством. Называлось оно Office of Addresses and Encounters — офис адресов и встреч.

Расположен этот офис был на Трэднидл-стрит — улица в лондонском Сити, Англия, между Бишопсгейтом на его северо-восточном конце и Бэнк-Джанкшен на юго-западе. Это одна из девяти улиц, которые сходятся у Банка. Иными словами, это было в 17-м веке чем-то вроде газеты «Маклер» для жителей Молдовы в 90-х, до появления интернета и «девяток».

Там можно было поискать работу, снять комнату в столице и даже попытаться найти человека — то есть, познакомиться. Сервис работал бесплатно, задумывавшись как благотворительный, для бедных. Но просуществовало открытое Робинсоном агентство, увы, недолго — лишь около трех лет.

Подписывайся на Телеграм-канал — https://t.me/almanah_md